Маленький мастер
Русская глиняная игрушка

История русской глиняной игрушки начинается вдали веков.

Сюжеты этих игрушек довольно разнообразны: тут и традиционные кони, птицы-свистульки, бараны, шары погремушки и созданные по живым впечатлениям фигурки медведей, скоморохов-гудошников, из которых составлялись игрушки-наборы. В них уже в полной мере проявляется едва ли не основная особенность глиняной игрушки – обобщенный и выразительный образ-тип, созданный простейшими приемами лепки основных частей фигуры с двумя-тремя характерными деталями. При этом черты реальности, жизненной достоверности или преувеличены  и заострены до гротеска, или опоэтизированы, что о обоих случаях лишает образы будничности, ординарности и как бы вводит в особый мир, где быль и вымысел слиты воедино.  Эти черты – исконные и главные  в народном творчестве -  в игрушке получили особую широту и свободу воплощения, благодаря «игрушечности», веселой занимательности и развлекательности ее сущности. Само назначение игрушки позволяло фантазии мастера отвлекаться от повседневности, усиливать и видоизменять реальные черты.

 

Вот изящный стройный конь на длинных ногах, с гордо вскинутой головой. Это не обычная лошадь, а именно конь, крутогривый, сказочный, полный напряжения. Такого впечатления мастер достиг  лепкой основных объемов фигурки и мягкой пластичностью их переходов. Лишь заостренно поднятые уши нарушают общую мягкость, скругленность и создают ощущение настороженности, встревоженности.





 

В изображении медведей подчеркнута забавная неуклюжесть, сила и добродушие. Звери представлены на четырех лапах, с горбом на спине, голова с разинутой пастью и намордников, в ноздре – отверстие для кольца. По-видимому, эти игрушки были частью набора  «Поводырь с медведем». Медвежья потеха принадлежала к числу любимых забав в Древней Руси. Нашла она свое отображение и в глиняной игрушке.

 




Аналогичного происхождения и многие человеческие фигурки. Они изображают скоморохов - народных певцов, музыкантов и актеров, нередко водивших за собой дрессированных зверей. С 15 века на Руси начались гонения на скоморохов со стороны светской и духовной власти. Любопытно, что фигурки скоморохов датируются именно этим временем – 16-17 веками. Скоморохи изображены играющими на музыкальных инструментах, вроде волынки, танцующими, ведущими медведей. Лепка игрушек весьма примитивна, но передает характерные позы, жесты, даже самозабвенную увлеченность игрой.

 




Глина -  материал хрупкий и недолговечный. Несмотря на очевидные даже по Москве 16-17 веков  большие масштабы производства глиняных игрушек, их дошло до нас мало, так как они легко ломались, разбивались и уходили с поколениями людей. В собраниях музеев русская глиняная игрушка представлена главным образом произведениями второй половины 19 века -  начала 20 века. По сравнению с деревянной игрушкой, коллекции эти не столь обширны и почти не изучены: интерес к глиняной пластике возник довольно поздно, а изучение е затрудняют особая традиционность, известное однообразие и устойчивость форм и образов.

 

Народному искусству свойственно веками удерживать и видоизменять древние образы и приемы. Среди многих его видов глиняная игрушка занимает в этом плане едва ли не первое место. Причиной тому, вероятно, сама природа этого искусства и особые пути его развития.

 

Игрушку делали почти везде, где были залежи глины и занимались гончарством. Она была попутным, второстепенным делом в гончарном производстве. И лепили ее, наряду с мисками, кувшинами и горшками, часто не гончары-мужчины, а женщины и дети. Лепили для себя, забавы ради, а со временем – на продажу, приурочивая к ярмаркам и веселым народным праздникам. Лишь в нескольких местах глиняная игрушка стала самостоятельным промыслом, подверженным воздействиям моды и городских запросов. Но, как правило, она жила и развивалась в крестьянской среде, и поэтому в ней нашли яркое выражение характерные черты крестьянского народного творчества.

 

Технология изготовления игрушек, подготовка глины к работе по существу были везде одинаковы, хотя и имели местные особенности. Красную, серую или белую глину смешивали с мелким просеянным песком и разводили водой, превращая в вязкое тесто. Из него и лепили игрушки. Сначала их просушивали на ветру, а через несколько дней обжигали. В зависимости от качества и состава местных глин и песка, поверхность игрушек приобретала определенный цвет и фактуру, которые играли немалую роль в их декоративных свойствах. Для украшения в разных центрах применяли цветные глазури или роспись.

 

В глиняной игрушке, может быть, больше, чем в любом другом виде народного творчества, очевидна нерасторжимая связь ремесла и искусства. Между руками мастера и материалом не было посредника-инструмента, который мог так или иначе воздействовать на создаваемый предмет. Руки мяли, лепили, скатывали и разглаживали комочек глины, который тут же превращался в любую фигурку, сохранявшую в пластике любое движение руки, а на поверхности – следы пальцев. Руки не только были орудием, инструментом, они же служили своеобразным эталоном пропорций – средний размер народных глиняных игрушек не превышает длины кисти, - а иногда и своеобразной формой (некоторые рязанские свистульки кажутся оттиснутыми в крепко сжатой ладони).

 

Многими поколениями гончаров отрабатывались профессиональные операции в работе с глиной. Веками выверялись навыки и приемы лепки, а  с ними рождались наиболее выразительные и обобщенные формы игрушки. Так, со временем возникло изображение женской фигуры на устойчивом полом конусе-юбке, обтекаемая компактная форма птички-свистульки, более сложные по силуэту, но такие же пластичные  изображения коня, всадника и др. В этой универсальности, выверенности самого процесса создания глиняной игрушки отчасти кроется причина известного сходства аналогичных произведений у разных народов. Есть много общего в самих сюжетах игрушек и их пластической трактовке, хотя различны пропорции и размеры фигурок, их декоративные свойства и приемы орнаментации, существо образов.

 



В глиняной игрушке сравнительно не много сюжетов. Это – женская фигура, конь, птица, всадник, олень, медведь в различных вариантах и фантастических или более правдоподобных сочетаниях. Характерные для искусства всех народов, они стали главными в русской глиняной игрушке и многократно варьировались в каждом центре ее изготовления, никогда не повторяясь буквально. Гончар-игрушечник мог видоизменять и интерпретировать каждую тему в меру своей фантазии, одаренности, мастерства, вкуса и представлений.

 















Почему же именно эти несколько сюжетов прошли сквозь века и тысячелетия в наше время? Ответ на этот вопрос сложен и труден. Он ведет в глубины истории, к не менее сложной проблеме происхождения игрушки как особого вида творчества.

Известный исследователь русской глиняной игрушки Л.А. Динцес считал, что в глубокой древности она не была только забавой, а воплощала образы языческих верований. «Тематика игрушки, - писал он, - имеет более глубокие корни, которые таятся в древних дохристианских формах славянского культа». Женская фигура олицетворяла Мать сыру землю, Великую богиню – Природу; кони и олени – великое Светило, дарующее Земле свет, тепло, плодородие; птицы – стихию воздуха, связывающую небо и землю. В этих представлениях отражалась наивная вера крестьянина в добро и зло, поэтическое одушевление сил природы, от которых зависело благополучие крестьянского хозяйства, счастье и достаток семьи. Л.А. Динцес видел отголоски связей игрушки с космогоническими представлениями древних людей в праздниках русской деревни по случаю сева, жатвы, сбора урожая, к которым нередко приурочивалось массовое изготовление глиняных фигурок и свистулек. Со временем культовый смысл фигурок утрачивался, они становились предметом забавы, игрушкой, а традиционные образы приобретали все более реальное содержание, превращаясь в барынь, нянек, кур и петухов.

 

Искусство глиняной игрушки – одно из древнейших. Его древние основы народ сохранил и пронес сквозь века, казалось бы, в почти неизменных и в то же время всегда новых формах.

Отшлифованные многими поколениями художественные особенности глиняной игрушки – лаконизм и компактность лепной формы, гармония ее с содержанием образа, точность и предельная выразительность деталей, импровизация в росписи – не перестанут восхищать и служить образцом подлинного мастерства. Эти черты принципиально родственны поискам современного стиля в декоративно-прикладном искусстве. Поэтому сегодня интерес к народной глиняной игрушке вызван не только ее ценностью как музейного экспоната. Она близка своим художественным содержанием – поэтичностью, меткостью выраженных характеров, остроумной шуткой, чувством радости и полноты жизни.

И в музеях, и в современном интерьере – неизменно веселые фигурки всюду являются воплощением живой связи времен и жизненных сил народного искусства.

По материалам книги И.Богуславской "Русская глиняная игрушка"
Яндекс.Метрика